Определение конституционный суд российской федерации о прямом применении норм конституции

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С. Казанцева, М. Клеандрова, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, Н. Селезнева, О. Хохряковой, В. Ярославцева, заслушав сообщение судьи-докладчика Ю. Рудкина, проводившего на основании статьи 49 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" подготовку к рассмотрению дела о проверке конституционности пункта 5 части 3 статьи АПК Российской Федерации в порядке статьи Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 июля года, это решение отменено и в удовлетворении требования ОАО "Сбербанк России" отказано.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 мая года ОАО "Сбербанк России" отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора данных судебных актов с указанием на возможность их пересмотра по новым обстоятельствам, в частности на основании правовой позиции, содержащейся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта года по такому же вопросу.

В связи с этим ОАО "Сбербанк России" обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре его постановления от 25 марта года в процедуре, введенной постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля года N 14 и позволяющей пересмотреть в соответствии с пунктом 1 статьи АПК Российской Федерации судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в том числе принятом по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Десятый арбитражный апелляционный суд, следуя изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января года N 1-П правовой позиции, согласно которой пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу, на основании положений статей и АПК Российской Федерации в их истолковании постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля года N 14 предполагает необходимость прямого указания Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации на возможность придания обратной силы приведенному в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкованию норм права, определением от 17 августа года в удовлетворении заявления ОАО "Сбербанк России" отказал.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 октября года данное определение было отменено, а дело направлено в Десятый арбитражный апелляционный суд для повторного рассмотрения. При этом суд руководствовался пунктом 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня года N 52, согласно которому содержащееся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятых до даты опубликования данного постановления, положение о том, что толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел, может рассматриваться в качестве указания на возможность пересмотра судебных актов в силу обстоятельства, предусмотренного в пункте 5 части 3 статьи АПК Российской Федерации.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 апреля года, заявление ОАО "Сбербанк России" о пересмотре по новым обстоятельствам постановления того же арбитражного суда от 25 марта года было удовлетворено, а оспариваемое постановление - отменено. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29 ноября года N О отказал в принятии к рассмотрению указанной жалобы, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации опирался на сформулированные им ранее в постановлениях от 21 января года N 1-П и от 8 ноября года N П правовые позиции соответственно о порядке и особенностях пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов, основанных на положениях законодательства, практика применения которых была определена или изменена в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, и об общеобязательности и юридической силе решений, принимаемых в порядке конституционного судопроизводства.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 июля года, удовлетворено заявление ООО "ЭКСИМА" о пересмотре по новым обстоятельствам постановления этого суда от 19 декабря года. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации своим постановлением от 12 ноября года отменил эти судебные акты и оставил без изменения постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря года и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 апреля года.

Проанализировав обстоятельства дела, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал на возможность придания обратной силы содержащимся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта года правовым позициям и на нарушение обжалуемыми судебными актами единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Данная жалоба 13 мая года была принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению без проведении слушания.

Конституционный Суд Российской Федерации, принимая решение по делу, оценивает в том числе смысл, придаваемый рассматриваемому нормативному акту нормативному положению сложившейся судебной практикой. Таким образом, он дает оценку как позиции законодателя или иного нормотворческого органа, так и ее пониманию правоприменителем, основываясь при этом на толковании положений Конституции Российской Федерации, в сфере которого, по смыслу ее статьи части 5 и 6 , только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение.

Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия неконституционного законоположения, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня года N П.

Юридической силой постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределенность в ее интерпретации с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации, обусловливается невозможность применения данной нормы а значит, прекращение действия в любом другом истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации.

Иное - в нарушение статьи часть 6 Конституции Российской Федерации и части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" - означало бы возможность применения нормы в прежнем ее понимании, не соответствующем Конституции Российской Федерации и, следовательно, влекущем нарушение конституционных прав и свобод. С момента вступления постановления Конституционного Суда Российской Федерации в силу такая норма не должна толковаться каким-либо иным образом и применяться в каком-либо ином смысле постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января года N 1-П, от 26 февраля года N 4-П и от 21 декабря года N П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября года N О-Р, от 16 июля года N О-О, от 1 июня года N О-О и др.

С момента вступления в силу постановление Конституционного Суда Российской Федерации во всяком случае действует на будущее время, запрещая с этого момента применение законоположений, признанных этим постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо их применение в смысле, придаваемом им правоприменительной практикой, в том числе основанной на разъяснениях высших судебных инстанций, вопреки их конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации.

В Постановлении от 8 ноября года N П Конституционный Суд Российской Федерации специально отметил, что с момента вступления в силу Постановления от 21 января года N 1-П то есть с момента его провозглашения , повлекшего в том числе принятие Федерального закона от 23 декабря года N ФЗ, которым в арбитражное процессуальное законодательство был внесен ряд изменений, положения статей и АПК Российской Федерации подлежат истолкованию и применению арбитражными судами только в выявленном Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правовом смысле, независимо от времени принятия Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановлений, содержащих правовые позиции, выступающие основаниями пересмотра судебных актов.

Определяя место Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной системе Российской Федерации и наделяя его полномочиями, действовавшая на момент рассмотрения дела с участием ООО "ЭКСИМА" статья Конституции Российской Федерации предоставляла ему, в частности, право давать разъяснения по вопросам судебной практики, то есть осуществлять толкование норм права, направленное на обеспечение единообразного применения правовых норм судами при рассмотрении подведомственных им дел.

Такое толкование норм права, в том числе опровергающее прежнее их толкование судами, должно учитывать правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, содержащиеся в его сохраняющих силу решениях, которыми выявлен конституционно-правовой смысл нормы, подлежащей истолкованию высшей судебной инстанцией. Это требование вытекает из императивных предписаний статьи часть 1 Конституции Российской Федерации, которые накладывают на суды в Российской Федерации, в том числе на высшую судебную инстанцию при выработке своих правовых позиций, обязанность в своей деятельности подчиняться только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Данное конституционное требование, помимо прочего, означает, что высшая судебная инстанция при толковании и интерпретации норм права обязана руководствоваться действующим законодательством, выявляя его адекватный смысл, и не вправе вторгаться в компетенцию законодателя, изменяя содержание толкуемых правовых норм или создавая новые. Тем более высшая судебная инстанция не вправе давать такое толкование нормам права, при котором им придается смысл, расходящийся с их конституционно-правовым смыслом, ранее выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в результате проверки в конституционном судопроизводстве, поскольку иное приводило бы не только к нарушению статьи части 1 Конституции Российской Федерации, но и положений ее статьи части 4 и 6 во взаимосвязи со статьей часть 2.

Общеобязательность постановлений Конституционного Суда Российской Федерации и их высшая юридическая сила по сравнению с постановлениями иных судов в Российской Федерации вместе с тем не означают, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды при решении вопроса о применении к спорным правоотношениям тех или иных норм права не вправе оценивать как фактические обстоятельства находящегося на их рассмотрении конкретного дела, так и наличие - с учетом этих обстоятельств - оснований для применения в этом конкретном деле выраженных Конституционным Судом Российской Федерации позиций, с тем чтобы такое дело было разрешено в соответствии с конституционными предписаниями, в том числе на основании правовых норм в их конституционно-правовой интерпретации, данной в решении Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, Конституционный Суд Российской Федерации, определяя в Постановлении от 21 января года N 1-П конституционные рамки действия правовых норм с обратной силой, указал на допустимость распространения обратной силы постановления высшего судебного органа, содержащего толкование норм права, на дела по гражданско-правовым спорам и отмены на основании соответствующей правовой позиции вступивших в законную силу судебных постановлений по такого рода делам только в исключительных случаях, поскольку иное привело бы к ухудшению правового положения участников правоотношений, основанных на равенстве сторон, и в конечном итоге - к нарушению конституционного принципа правовой определенности.

Это означает, что, осуществляя толкование норм права и распространяя действие своей правовой позиции на ранее вынесенные судами судебные акты, содержащие интерпретацию правовых норм, отличную от вновь сформулированной, суд высшей инстанции не может не учитывать характер правоотношений, регулируемых нормами права, толкование которых осуществляется в соответствующем его постановлении.

Иное означало бы неисполнение требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и игнорирование вынесенных на основании содержащихся в них положений решений Конституционного Суда Российской Федерации. При этом в соответствии с выраженной в Постановлении от 21 января года N 1-П правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации не допускается отказ по формальным основаниям в пересмотре вступивших в законную силу судебных актов в случаях, когда это необходимо для восстановления и защиты таких прав и интересов участников гражданского правоотношения, которые в силу их конституционно-правового значения не допускают сохранение судебного акта в силе - при наличии обстоятельств, свидетельствующих об исключительном фундаментальном характере нарушения, искажающего саму суть правосудия и не позволяющего считать защищенными права и законные интересы лиц - участников таких споров.

Установление обстоятельств конкретного дела, наличия судебной ошибки и определение ее характера, если ошибка имела место, относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов, рассматривающих данное дело. Полномочия же Конституционного Суда Российской Федерации закреплены в статье Конституции Российской Федерации и в статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в силу которых проверка законности и обоснованности судебных актов, вынесенных по делу с участием заявителя, к его компетенции не относится.

Согласно статье 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации прекращает производство по делу, частности, в случае, если будут выявлены основания к отказу в принятии обращения к рассмотрению. При этом наличие или отсутствие неопределенности в вопросе о конституционности оспариваемой нормы в указанном заявителем аспекте, о том, нарушены ли в конкретном деле его права, а если они нарушены правовой нормой, то не такой ли или аналогичной , как проверявшаяся ранее Конституционным Судом Российской Федерации с вынесением постановления, сохраняющего свою силу, - то есть в вопросе о том, является ли принятие постановления по обращению необходимым условием для устранения фактов нарушения конституционных прав и свобод, - определяется Конституционным Судом Российской Федерации исходя из тех же критериев, руководствуясь которыми он принимает решение по делу, а именно оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, и исходя из его места в системе правовых актов часть вторая статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Поскольку в деле ООО "ЭКСИМА" выявление оснований применения судами пункта 5 части 3 статьи АПК Российской Федерации, в том числе для отмены судебных актов нижестоящих судов, в тех конституционно-правовых рамках, которые были установлены сохраняющим свою силу Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января года N 1-П, может быть осуществлено только на основе исследования фактических обстоятельств, которое не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как и вывод о том, были ли нарушены права заявителя в конкретном деле оспариваемой им нормой, а также с учетом того, что Федеральным конституционным законом от 4 июня года N 9-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" после принятия жалобы ООО "ЭКСИМА" к рассмотрению в статьи 43 и Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 43, статьями 68, 71, 78 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1.

Настоящее Определение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и обжалованию не подлежит. Настоящее Определение подлежит опубликованию на "Официальном интернет-портале правовой информации" www.

По запросу корреспондента Викиновостей Конституционный суд России подробно описал внутреннюю процедуру принятия решений высшим органом конституционного контроля РФ [1]. Поводом для запроса стало необычно длительная задержка при публикации решения по одной из жалоб.

Новости университета

Добавить статью О роли Конституционного Суда Российской Федерации в формировании и развитии системы российского конституционализма Вестн. DOI: На основе анализа практики Конституционного Суда делается вывод, что он способствует распространению конституционных норм и ценностей во всех сферах осуществления российского конституционализма. On the role of the Constitutional Court of the Russian Federation in the formation and development of Russian constituti. Причём Конституционный Суд РФ оценивает конституционность любого нормативного правового акта в порядке абстрактного и конкретного нормо-контроля как с точки зрения буквального смысла проверяемого акта, так и смысла, придаваемого ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов ч. В частности, по общему правилу Конституционный Суд самоограничивается от квалификации законодательного акта неконституционным, если возникающий пробел в случае признания проверяемого акта не соответствующим Конституции РФ не может быть преодолен прямым применением конституционных положений либо конституционно-правовым истолкованием оспариваемого акта и для его устранения требуется введение нового механизма законодательного регулирования. Также Конституционный Суд РФ, исходя из принципа презумпции конституционности нормативного правового акта, воздерживается от официального признания нормативного правового акта неконституционным, поскольку в противоположность объявлению такого акта не соответствующим Конституции по процедуре принятия и исключение его из правовой системы ставит фактически под сомнение конституционность иных ранее законодательных актов вопреки преследуемым целям конституционного судопроизводства как защите основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, обеспечению верховенства Основного Закона и прямого действия его норм [5]. Как свидетельствует накопленный опыт Конституционного Суда по отправлению конституционного правосудия, в целях обеспечения разумной стабильности, непротиворечивости российской правовой системы и предотвращения неадекватной конституционной интерпретации законодательного акта в правоприменительной деятельности, нередко Конституционный Суд РФ, установив неконституционный смысл текста акта, придаваемый ему правоприменителем, может формально не исключать данный акт из правового поля.

Статья 15 Конституции РФ

Проблемы действия реализации Конституции Весьма актуальное значение в нашем государстве имеет проблема обеспечения действия Конституции. К сожалению, в обществе распространено мнение о Конституции РФ как о своеобразной декларации. Реальное действие Конституции связывают не с ней самой, а с воплощением положений Конституции в соответствующих актах, развивающих ее нормы. Прямое действие Конституции Напомним еще раз то, что записано в самой Конституции. Согласно ст.

Конституционный суд России объяснил длительные задержки в публикации своих решений

Дата размещения статьи: Одно из условий эффективности конституционно-правового регулирования - прямое действие Конституции, оговариваемое в ее ст. Однако и без этих положений Конституция по определению в силу своей природы фундамента государственно-общественной жизни, правовой системы имеет прямое действие. С учетом отмеченного приведенные положения ст. Прямое действие Конституции проявляется в возможности непосредственного извлечения из нее управомоченными субъектами заложенных в ней правовых, иных "потребительных стоимостей". Основные юридические способы названного извлечения: использование, соблюдение, исполнение, применение конституционных положений. Соединяясь вместе, они создают "плацдарм" для прямого осуществления в обществе функций Конституции, в том числе не собственно юридических учредительной, регулятивной, политической, духовно-мировоззренческой и др.

Глава 4 Современные проблемы Конституции Российской Федерации

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения: 1. В соответствии со ст. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. Согласно ч. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части. Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам ч. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч.

Конституционный суд Российской Федерации

Отрасль права: Международное право В своем определении от 6 ноября года КС РФ вполне справедливо отказался рассматривать вопрос о соответствии положений ГК нормам соглашений ВТО, равно как и уклонился от рассмотрения вопроса о прямом применении нормы ВТО. Тем не менее, позиция КС весьма примечательна и заслуживает отдельных комментариев. Для начала немного о терминах, так как анализ этой проблемы серьезно затруднен многообразием используемых дефиниций — самоисполнимость договоров, прямое применение, прямое действие, прямой эффект международных договоров тот же КС в своем определении говорит, как о непосредственном применении, так и о прямом действии. В свою очередь национальный суд применяет именно эти нормы международного договора для разрешения спора, в том числе и при обжаловании нормативных актов. Прямое применение нужно отличать от косвенного применения, когда национальный суд при разрешении спора использует нормы международного договора или решение международного судебного органа например, Органа по разрешению споров ВТО; далее — ОРС ВТО в качестве решающего и определяющего средства для толкования неясных или спорных положений применимого внутреннего нормативного акта. Почему споры о прямом применении норм ВТО в отечественном правопорядке приобрели такой накал?

КС РФ о прямом применении норм ВТО: сделан лишь первый шаг

N 1-ФКЗ с изменениями от 8 февраля г. Статья 3. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации [ Поводы и основания к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации Поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в Конституционный Суд Российской Федерации в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям настоящего Федерального конституционного закона. Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившаяся неопределенность в вопросе о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанного на положениях соответствующего международного договора Российской Федерации в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Статья

О прямом действии Конституции Российской Федерации (Кокотов А.Н.)

Рудкин, Юрий Дмитриевич В — годах Конституционный суд Российской Федерации активно участвовал в урегулировании конституционного кризиса. Его председатель Валерий Зорькин принимал участие в переговорах между президентом Борисом Ельциным и Верховным Советом в декабре года , что закончилось тогда подписанием соглашения между Ельциным и Хасбулатовым, согласно которому предусматривалась отсрочка вступления в силу поправок к Конституции, которые урезали полномочия президента, до проведения референдума в апреле года. Ельцин объявил о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного совета. Ельцина от должности Президента РФ [4]. После событий 3 — 4 октября года Б. Ельцин приостановил деятельность Конституционного суда Российской Федерации, а в году был принят новый закон о Конституционном суде Российской Федерации. Согласно нему, суд утратил право рассматривать дела по собственной инициативе и оценивать конституционность действий тех или иных должностных лиц, а также конституционность партий. В соответствии с Конституцией Российской Федерации в состав суда входило 19 судей, ранее избранные судьи сохраняли полномочия до истечения срока, на который они были назначены. Гаджиева, расширение состава КС было вызвано желанием президента Ельцина обеспечить себе перевес над 9 судьями, голосовавшими против него во время кризиса [5] , его председателем был избран Владимир Туманов , в году новым председателем стал Марат Баглай , а в году снова был избран Валерий Зорькин. За это время Конституционный суд Российской Федерации принял более постановлений.

Статья 1 ФКЗ дает более четкое определение Конституционного Суда: судебный орган верховенства и прямого действия Конституции, ее правовой охраны (ст. . и нормы международного права и международные договоры России . "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской.

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Г. Жилина, С. Казанцева, М. Клеандрова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю.

СМИ Данное мероприятие вызвало большой интерес у аспирантов, соискателей, а также студентов Российской академии правосудия. Школу молодых ученых открыл Виктор Николаевич Корнев, проректор по научной работе, доктор юридических наук, профессор. Он обратил внимание на актуальность обсуждаемой темы, отметил ее многоаспектность и высокий вклад судов в применение норм Конституции РФ.